Юмор видео коты

Кликните на картинку, чтобы увидеть её в полном размере

Котики новые прикольные фото, анекдоты, видео, посты на


видео юмор коты

2017-10-22 09:58 Смешной Смешные фото, картинки, видео Юмор Интересные истории Смешной сайт России Live4Funru это сайт для людей, которые ценят чувство юмора, любят шутки и приколы Здесь




- Почемy этот человек останавливается на каждом yглy? - А, это мой сосед. Пpосто сила пpивычки. Он десять лет гyлял по этомy маpшpyтy со своей собакой.


Человек подобен дроби. В числители то, что о нем думают другие. В знаминателе то, что он думает о себе сам. Чем больше знаменатель тем меньше сама дробь.






Как же можно жить без алкоголя? Как же можно жить без алкоголя, Жизнь нас разметала по углам. Стоит только выйти из запоя - От ублюдков пухнет голова. Вот они снуют по коридорам, Предлагая нам предать себя, Тот, кто не купил - тот будет продан - Мы большая шумная семья. Старшие над младшими глумятся, Младшие затачивают нож, И блаженна лишь улыбка старца, Он смирился - жизни не вернешь. Толстые уродливые формы Радуют глаза и здесь и там, Видео и радио нас кормят, Только смертью пахнет та еда. Не видна уж больше дверь на волю, Ты теперь вопрос себе задал? Как же можно жить без алкоголя? Жизнь нас разметала по углам.


Люди - это вообще такие биороботы. Пока все в порядке и жизнь идет по накатанной колее, они ведут себя адекватно и даже разумно. Но стоит обстоятельствам выкинуть какой-нибудь фортель - все, пиши пропало. Программа слетает с катушек, и начинается такой театр абсурда, что никакому Ионеско не снилось. У нас была замечательная компания в институте. Подружились чуть ли не на первой лекции и больше не расставались. Шестеро парней и две девочки (их всего две в группе и было, технический вуз). Вместе готовились к экзаменам, вместе в кино, вместе на дискотеки. При этом никаких любовей-морковей, максимум дружеское подтрунивание. Летом мы повадились ходить на нудистский пляж в Серебряном Бору. Поначалу девчонки стеснялись, но мы их личным примером быстренько раскрутили сначала на топлесс, потом и на все остальное. Первые дни пялились на них, конечно - красивые у нас девочки, что и говорить. Потом привыкли. Купались себе, загорали, в карты играли, как одетые. Есть какая-то особая прелесть в нудистских пляжах. Какой-то специфический кайф от того, что вот она сидит рядом вся такая открытая, такая доступная, а ты на нее - никаких поползновений, потягиваешь не спеша пиво и прикуп сдаешь. Что-то от философии того быка, который сейчас медленно-медленно спустится и все стадо согласно анекдоту, а пока что стоит себе на вершине и любуется пейзажем. Танькин день рожденья в начала августа тоже решили отметить на пляже. Затарились пивом вдвое против обычного. Выпили, залезли в воду, но тут ниоткуда собрались тучки и как хлынуло! Нам наплевать - все равно голые - но видим, что народ разбегается, одежда наша мокнет, закуски тоже и конца этому безобразию не видно. Делать нечего, натянули кое-как мокрые джинсы на голое тело и поехали к Таньке домой, благо недалеко, на Войковской. Бродим по квартире злые и мокрые - такой кайф обломался. И тут кто-то подает гениальную идею: - А давайте нудистский пляж прямо здесь устроим! А фиг ли нам, тем более после ящика пива. Мы же друг друга во всех видах видели. Радостно поскидывали шмотки, развесили их на стульях сушиться и сели в кружок на ковре в гостиной. Допили пиво, сожрали что там в холодильнике было и стали в карты играть. Вовик новой игре научил, в ворону. Я в нее с тех пор не играл, правил не помню. Но помню, что никакой тактики и стратегии там не требовалось, а требовалось следить за выходящими картами и что-то кричать - вовремя и погромче. И что-то нас эта игра торкнула. Кидаем карты, орем, гвалт на всю квартиру. Вошли в азарт. Напрочь забыли, где мы и кто мы, а уж о том, что мы голые, - и подавно. И тут. Открывается дверь гостиной и входят Танькины родители. С тортом. И с бабушкой. Мы их, конечно, не слышали. И видят нас - ввосьмером, на полу, голеньких. Гоголь, "Ревизор", явление одиннадцатое. Немая сцена. Танюхины родители - такие совершенно нормальные советские интеллигенты, инженеры там или научные работники, не знаю. И дочка у них до текущего момента была совершенно нормальная. Восемнадцать лет девочке. Почти отличница. Ни с кем не встречалась, не курила даже. Про нашу компанию они, конечно, знали, но в общих чертах. Знали, например, что мы на какой-то пляж ходим. Но без подробностей. И вдруг - нате пожалуйста, подробности. Ничем не прикрытые. На ковре в собственной гостиной. В шести экземплярах. Разумеется, происходит упомянутый выше сбой программы и театр абсурда. Что характерно, и у них и у нас. Никакой ступор не может длиться вечно. Но не то чтобы одним отвести глаза, а другим убежать или прикрыться чем-нибудь - нет, в этом направлении программа ни у кого не сработала. В этом смысле полный Ионеско до конца представления. А вот дар речи к некоторым участникам вернулся. Танин папа, несколько раз впустую помахав челюстью, наконец спрашивает: - Что вы тут делаете? Как будто сам не видит. И Олежек отвечает именно с такой интонацией - мол, сам, что ли, не видишь: - В карты играем. - На раздевание? - спрашивает папа. Читал, наверно, о развлечениях современной молодежи. Или сам баловался в молодости. Олег, на полном автомате: - Ага. Папа, тоже на автомате: - И кто выиграл? Олег обводит нас тяжелым взглядом. В его глазах читается полное недоумение и искреннее желание определить: кто же все-таки победил в этой жестокой игре на раздевание? Но определить невозможно: все голые совершенно одинаково. Ни на ком ни клочка одежды, никакой даже завалящей ленточки. Олег смотрит на нас раз, другой, третий. И наконец говорит деревянным голосом: - Китайская ничья. Казалось бы, дурь полная. Какая китайская ничья в картах? Тем более на раздевание. Тем более мы на раздевание и не играли. Тем более что и вопрос-то не в игре, а в нашем моральном облике. Но именно после этой абсурдной фразы что-то у нас в мозгах щелкает и встает обратно на рельсы. - Ничья, ребята, - с облегчением говорит Вовик. - Одеваемся. И все встают с пола и начинают одеваться. А потом как ни в чем не бывало идут пить чай с тортом. Пока ели торт и пили за здоровье именинницы, я пару раз ловил взгляд Таниной мамы. Что-то там у нее в голове не сходилось. Но вопросов она не задавала. Не знаю, объяснялась ли Танька потом с родителями и если да, то какими словами, но водиться с нами ей не запретили. А может, и не могли уже, выросла девочка. Мы еще пару раз съездили в Серебряный Бор, но скорее по привычке, без прежнего кайфа. А с сентября понеслось: Танька крутит любовь с Олегом, потом меняет его на Вовку, Олег подбивает клинья к Маринке, но я его опережаю - короче, мексиканский сериал в четырех сериях, по числу оставшихся курсов. Потом все остепенились, переженились кто между собой, кто на сторону, детки у всех замечательные, карьеры одна другой круче. Бывает, встречаемся, бывает, садимся расписать пулечку с мужиками. Но на самом интересном месте обязательно входит Танька и говорит: - Китайская ничья, мальчики. И мы идем пить чай с тортом.